Христорождественский храм с. Ильинское

ЧТЕНИЕ для супругов

О ЧЕМ НЕ СКАЖЕШЬ С АМВОНА. 

Существуют темы, которые регулярно затрагиваются на исповедях и в личных беседах, но которые неуместно озвучивать на проповедях. На одну из таких тем  сделана попытка создать подборку высказываний святых и благочестивых людей, помогающую выстроить правильную систему координат в браке, и уже по этим координатам прокладывать путь ко спасению своего семейного корабля.

Поспешу заметить, что подборка рекомендательно-совещательного характера и требует осмысленного личного подхода ко всему сказанному.

«Главною целью христианского брака является внутреннее духовное восполнение одной личности другою, взаимное содействие в целях гармонического течения земной жизни и нравственного совершенствования. Чадорождение — второстепенная цель брачного союза.

В браке можно выделить три стороны: религиозную, нравственную и физическую и три цели (приведены в порядке их значимости):

  • любовь и внутреннее духовное восполнение одной личности другою, а также взаимное содействие в целях гармонического течения земной жизни, нравственного совершенствования и спасения;
  • удовлетворение природного (полового) инстинкта (обуздание плотской страсти, укрощение пылкой природы);
  • рождение детей и их воспитание.

При этом, удовлетворение природного (полового) инстинкта является одной из целей брака, которая может быть и не связанной с деторождением. Кроме того, эта цель, по мнению свт. Иоанна Златоуста (смотри ниже),  имеет большее значение (бóльшую важность) в браке, чем деторождение.

В настоящее время сложилась ситуация, когда современная православная молодежь дезориентирована в вопросах половых отношений, что зачастую является серьезным препятствием при создании семьи и создает трудности на первых этапах семейной жизни.

Церковное мнение сегодня представлено большей частью молчанием, иногда нарушаемым «сексофобией» и сведением секса, по сути, к «племенному скотоводству»(польза государству, умножение православных и т.д.). Сегодня очень часто неофиты не могут получить в церкви ответы на те вопросы, которые перед ними ставит жизнь.

Воспитание правильного устроения жизни пола у подрастающего поколения является задачей, мимо которой невозможно пройти на современном этапе. Протоиерей Василий Зеньковский был глубоко убежден в возможности такой духовной установки молодежи. Он настаивает на том, что тему сексуальной жизни возможно раскрыть и понять только в контексте супружеской любви. Сущность половых отношений как раз и состоит в искании любви, что есть центр и основа того огня, который горит в человеке. Сексуальность же есть только выражение этих внутренних движений в сфере телесной. Как тело вообще есть инструмент души, так и сексуальность лишь передает и выражает то, что загорается в душе́. Тело подобно музыкальному инструменту, который своими звучаниями передает мелодию, разыгрываемую на нём душой. Человеческая любовь между мужчинами и женщинами – это очень важное, основополагающее для семьи сложное явление, выражающееся во всех сферах жизни человека, в том числе в сексуальной. Секс, таким образом, призван быть не более чем выражением и не менее чем венцом любви, его нельзя оторвать от любви, а значит, и от ответственности, и от жертвенности, и от доверия. Такая ориентированность человека, не подавляя и не уродуя ни одного естественного движения, может вместе с тем обеспечить здоровое развитие всех сил в человеке и организовать внутреннее равновесие в его душе́.

Каноны и другие церковные правила вслед за апостолом Павлом однозначно говорят о святости брачного союза и брачных отношений между супругами: «Брак свят, и ложе непорочно».

  • Свт. Григорий Богослов (брак – доброе дело, но он не должен делаться путем к пороку; супружество не удаляет от Бога, а, напротив, более привязывает): «Когда брак есть собственно брак и супружеский союз, и желание оставить после себе детей, тогда брак хорош, ибо умножает число благоугождающих Богу. Но когда он разжигает грубую плоть, обкладывает ее тернием и делается как бы путем к пороку, тогда и я скажу: лучше не жениться. Брак – доброе дело, но не могу сказать, чтобы он был выше непорочности. Ибо непорочность не признавалось бы чем-то высоким, если бы не было из лучшего лучшим. Да не огорчаются этим носящие узы брака! Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам! (Деян. 5: 29). Напротив, девы и жены, соединитесь вместе, составьте единое в Господе и служите друг другу украшением! Не было бы и безбрачных, если бы не было брака, ибо откуда бы явился в свет и девственник? Не был бы брак честен, если бы Богу и жизни не плодоприносил девственников (Слово 37)» (25: 473); «Составляя единую плоть, (супруги) имеют и одну душу и взаимной любовью пробуждают друг в друге усердие к благочестию. Ибо супружество не удаляет от Бога, а, напротив, более привязывает, потому что имеет больше побуждений обращаться к Нему. Малый корабль и при слабом ветре движется вперед…, большого же корабля не сдвинет легкое дыхание ветра … Так, не обремененные житейскими заботами имеют меньше нужды в помощи великого Бога, а тот, кто обязан заботиться о милой супруге, имуществе и детях, рассекает более обширное море жизни, ему нужна большая помощь Божия, и он сам взаимно более любит Бога» (цит. по 26, со ссылкой на: «Творения иже во святых отца нашего Григория Богослова, Архиепископа Константинопольского. М., 1847. Ч. 5. С 60»).

Профессор Санкт-Петербургской духовной академии, архимандрит Ианнуарий (Ивлиев) в своей статье «Брак в Новом Завете» так говорит о взгляде апостола Павла на обсуждаемый вопрос: «Требованию коринфских аскетов отказываться от сексуального общения в браке апостол Павел противопоставляет «дозволение» отказа от секса, но с тремя ясными ограничениями. Таковой отказ может быть оправдан: 1) только взаимным согласием; 2) должен быть ограничен во времени и 3) должен освободить супругов для молитвы. Ни в коем случае один не должен принуждать к аскезе другого. И здесь снова муж и жена поставлены в совершенно равные условия. Апостол добавляет, что всё это он понимает как уступку, не как заповедь. В такой тонкой области, как супружеская любовь, он желает регламентировать как можно меньше».

Можно убедиться, что каноны и авторитетные в каноническом отношении правила прямо противостоят точкам зрения, которые заявляют о том, что цель брака только деторождение и что супружеские отношения возможны только для зачатия детей. Обратимся к авторитетным каноническим текстам. 51-й канон Апостольских правил (древний сборник церковного законодательства, утвержденный в составе авторитетных текстов Трулльским собором) признает «добром» супружеские отношения. Гангрский собор в правиле № 21 говорит, что брачное честно́е сожительство почтенно, а святитель Григорий Нисский (†394) в своем правиле № 4 противопоставляет интимные супружеские отношения блудной связи, называя их праведными. Он говорит, что если кто стяжал себе, по выражению божественного Павла свой собственный сосуд, тому закон естественный предоставляет праведное употребление оного. Таким образом, можно заключить, что каноны настаивают на чистоте законного брака и неотъемлемых от него супружеских отношений и грозят тем, кто считает эти отношения нечистыми, отлучением от Церкви. (См. Апостольские правила № 5, 51; правила Гангрского собора № 1, 4, 9, 14.)

В этом вопросе канонические авторы повторяют слова апостола Павла: «Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а [потом] опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1Кор 7:4-5). Так, Дионисий Александрийский (†265) в правиле № 3 о супружеских отношениях говорит, что достаточно слов апостола Павла и что «вступившие в брак должны сами себе быть достаточными судьями». Тимофей Александрийский (†385) в правилах 5-м и 13-м добавляет к этому, что желательно супругам воздерживаться ради Евхаристии накануне субботы и воскресного дня, впрочем, полагая это скорее как рекомендацию, ибо за нарушение правила не налагает на супругов никаких мер прещения. Оба автора делают акцент на словах апостола Павла о необходимости брачного общения, чтобы супруги не лишали друг друга общения и чтобы не искушал их сатана. Очень важным является то, что все разговоры идут вне контекста зачатия детей. И апостол Павел, и канонические авторы говорят об общении супругов и применяют именно это понятие, а не зачатие или что-то другое.

О НЕГРЕХОВНОСТИ СУПРУЖЕСКОЙ БЛИЗОСТИ

  • Свт. Иоанн Златоуст (в супружеской близости нет никакой вины, а воздержание должно быть в меру и только по взаимному согласию. Для того супруги и даны друг другу, чтобы соблюдать целомудрие): «Та, которая воздерживается против воли мужа, не только лишится награды за воздержание, но и даст ответ за его прелюбодеяние, и ответ более строгий, чем он сам. Почему? Потому что она, лишая его законного совокупления, низвергает его в бездну распутства. Если она не имеет права делать это и на короткое время без его согласия, то какое прощение может получить она, постоянно лишая его этого утешения?» (13, часть 6, § 48); «Ввиду того, что многие воздерживаются и имеют чистых и целомудренных жен, притом воздерживаются сверх должного, так что воздержание делается поводом к прелюбодеянию, ввиду этого <апостол Павел> говорит: каждый пусть пользуется своею женою (ср.: 1 Кор. 7, 2). И он не стыдится, но входит и садится на ложе днем и ночью, обнимает мужа и жену и соединяет их друг с другом, и громко взывает: не лишайте себе друг друга, точию по согласию (1 Кор. 7, 5). Ты соблюдаешь воздержание и не хочешь спать с мужем твоим, и он не пользуется тобою? Тогда он уходит из дому и грешит, и в конце концов его грех имеет своей причиной твое воздержание. Пусть же лучше он спит с тобою, чем с блудницей. Сожитие с тобою не запрещено, а сожитие с блудницею запрещено. Если с тобою он будет спать, нет никакой вины; если же с блудницею, тогда ты погубила собственное тело… Для того ты (жена) и имеешь мужа, для того ты (муж) и имеешь жену, чтобы соблюдать целомудрие. Ты хочешь иметь воздержание? Убеди к тому и мужа твоего, чтобы было два венца – целомудрие и согласие, но чтобы не было целомудрия и сражения, чтобы не было мира и войны. Ведь если ты воздерживаешься, а муж распаляется страстью, и между тем прелюбодеяние запрещено Апостолом, значит, он должен терпеть бурю и волнение. Но не лишайте себе друг друга, точию по согласию (1 Кор. 7, 5). И, конечно, где мир… там и воздержание увенчивается; а где война, там и целомудрие подрывается. Итак, подвизайся (в воздержании) сколько хочешь; когда же ослабеешь, пользуйся общением (брачным), чтобы не искушал вас сатана. Каждый имей свою жену (1 Кор. 7, 2). Вот три образа жизни: девство, брак, блуд. Брак – в середине, блуд – внизу, девство – вверху. Девство увенчивается, брак соразмерно похваляется, блуд осуждается и наказывается. Итак, соблюдай меру в своем воздержании, смотря по тому, насколько ты можешь обуздать немощь своей плоти. Не стремись превзойти эту меру, чтобы не ниспасть ниже всякой меры» [30].
  • Свт. Тихон Задонский (в семье воздерживаться друг от друга необходимо с общего согласия): «Есть обычай неким мужам своих жен, а женам своих мужей под видом воздержания оставлять, но сие дело очень опасно, ибо вместо воздержания может последовать тяжкий прелюбодеяния грех, или в одном, или в обоих лицах. Когда муж оставит жену, а жена с другим будет грешить, то и муж томужде греху повинен будет, яко подал причину жене своей грешить; такожде и жена, когда оставит мужа своего, а муж с иной будет грешить, то и жена томужде греху повинна ради вышеописанной причины. Сего ради, когда разлучение бывает ради воздержания, то должно быть тое с согласия обоих лиц, и на то время, пока искусят себя, могут ли сие бремя понести. Когда могут, хорошо: да пребывают тако. Когда не могут, да сходятся паки во едино; не всем бо все дано» (цит. по: 53 со ссылкой на: «Творения свт. Тихона. 6-е изд. 1899 г. Т. 5, с. 174»).
  • Старец Паисий Святогорец (проблему супружеских отношений не вправе регулировать один из супругов, это нужно делать по взаимному согласию. При этом брак дан не только для плотских удовольствий): «Ты меня спрашиваешь о супружеских отношениях женатых священников, а также и мирян. Почему святые отцы не дают совершенно точных определений? Это значит, что существует нечто неопределимое, ибо не могут все люди жить по одному шаблону. Отцы многое предоставляют нашей рассудительности, духовному чутью, возможностям и старанию каждого.

Чтобы быть более понятным, приведу примеры из жизни женатых иереев и мирян, которые и сейчас живы и которых я знаю. Среди них есть такие, кто, заключив брачный союз, родили одного, двоих, троих детей, а затем живут в чистоте. Другие вступают в супружескую близость лишь на время деторождения, а остальное время живут как брат и сестра. Иные воздерживаются от близости лишь в период постов, а в остальное время имеют близкие отношения. Некоторым и того не удается исполнять. Есть имеющие общение в середине недели, чтобы быть в чистоте три дня перед Божественным Причастием и три дня после Божественного Причастия. Некоторые и тут спотыкаются, по той причине, что Христос, явившись по Воскресении к Апостолам, тотчас сказал: Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас… примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся (Ин. 20: 21-23).

Цель же состоит в том, чтобы каждый подвизался с рассуждением и тщанием, в соответствии со своими духовными силами.

Вначале, конечно, молодость мешает, но с течением времени плоть слабеет, дух укрепляется и даже женатые начинают понемногу вкушать от Божественного наслаждения. Тогда люди – уже естественным путем – отвлекаются от телесных удовольствий, которые становятся в их глазах ничтожными. Вот так подвизаются женатые – они приходят в рай по спокойной дороге с поворотами, в то время как монахи восходят туда, карабкаясь по скалам и взбираясь на вершины.                  Ты должен иметь в виду, что проблема супружеских отношений не только твоя проблема и что ты не имеешь права регулировать их один; ты можешь делать это лишь по взаимному согласию, как заповедует апостол Павел (см. 1 Кор. 7: 5). Когда это происходит по взаимному согласию, опять же требуется молитва. И сильный должен входить в положение немощного. Часто бывает так: одна половина соглашается воздерживаться, чтобы не огорчить другую, но внутренне страдает. Это чаще всего случается с женами, имеющими мало страха Божия и подвижную плоть. Иногда некоторые благочестивые мужья, слыша от жен своих слова согласия, по нерассудительности продлевают период воздержания, и тогда страдают жены: они становятся нервными и прочее. Мужья полагают, что их жены укрепились в добродетели, и хотят жить более чисто, вступая в отношения через более длительные периоды, и от этого жены входят в искушение и пытаются сойтись с кем-нибудь. И когда случается падение, их мучают угрызения совести. Однако мужья по-прежнему стараются жить более чисто, хотя и видят, что жены к тому не расположены. Таким образом, мужья полагают, что жены достигли духовного преуспеяния и не желают телесного. Но физическая причина порою неустранима, и женский эгоизм имеет оправдание, как и ревность, которую испытывают более слабые. Жена, видя, что муж хочет жить духовной жизнью, делает над собой усилия, желая его опередить.

Большое значение имеет то, насколько оба супруга похожи по физическому сложению. Когда один кроткий и болезненный, а другой очень живой, надо, чтобы более сильный приносил себя в жертву более слабому. И постепенно слабый с помощью сильного становится здоровым, а когда оба здоровы, они могут продвигаться вперед.

Как я говорил вначале, и для освящения женатого требуется рассудительность, тщание и подвиг. Полагаю, что неправильно жениться только для того, чтобы пить-есть, спать и иметь плотские удовольствия, ибо все это плотское, а человек – не только плоть, но и дух. Плоть должна бы помогать освящению души, а не разорять душу.

Бог же видит тщание каждого христианина и знает силу, которую Он дал христианину, и спрашивает соответственно» (19. Гл. «О супругах»).

  • Митрополит Антоний Сурожский (телесное единство является полнотой взаимных отношений, таинством, которое прямо исходит от Бога и приводит к нему): «… Надо помнить, надо твердо знать, что телесное единство двух любящих друг друга людей – не начало, а полнота и предел их взаимных отношений, что лишь тогда, когда два человека стали едины сердцем, умом, духом, их единство может вырасти, раскрыться в телесном соединении, а 6 некоторое становится тогда уже не жадным обладанием одним другого, не пассивной отдачей одного другому, а таинством, то есть таким действием, которое прямо исходит от Бога и приводит к Нему. Один из отцов Церкви в древности сказал, что мир не может существовать без таинств, то есть без того, чтобы какие-то состояния, какие-то взаимоотношения были бы сверхземными, небесными, чудесными; и, продолжает он, брак как единство двоих в разрозненном мире является таким таинством, чудом, превосходящем все естественные взаимные отношения, все естественные состояния. И телесный брак, тоже по учению одного из отцов Церкви, предстает таинством, подобным Евхаристии, причащению верующих. В каком смысле? В том смысле, что в Евхаристии силой Божией, чудом соединяющей веры и любви верующий и Христос делаются едиными. И в браке (конечно, на другом уровне и по иному) благодаря взаимной вере и взаимной любви два человека перерастают всякую рознь и делаются единым существом, одной личностью в двух лицах. Это является одновременно полнотой брака душевно-духовно-телесного и полнотой целомудрия, когда два человека друг ко другу относятся как к святыне и все свои отношения, включая и телесные, превращают в таинство, в нечто превосходящее землю и возносящее в вечность».
  • Священник Илья Шугаев (зачатие не связано ни с какой скверной): «Вопрос о том, является ли супружеское соединение чем-то скверным, возникал уже у первых христиан. Апостол Павел в одном из посланий пишет: “Брак … честен и ложе непорочно” (Евр. 13: 4). Конечно же, имеется в виду ложе законных супругов, а не ложе блудников или изменников. Еще одно свидетельство, теперь уже четвертого века. В то время появились люди, которые говорили, что священник не должен иметь супружеского общения со своей женой, а некоторые даже отказывались причащаться у таких священников. В ответ на это заблуждение Церковь вновь со всей ясностью засвидетельствовала на Гангрском соборе, что те, кто гнушается женатыми священниками, считая, что брак оскверняет их, сами отлучаются от Церкви как еретики…

То, что зачатие не связано ни с какой скверной, можно увидеть и из следующего. В Православной Церкви даже есть праздники, которые посвящены зачатию. Например, праздник зачатия Божией Матери в утробе Ее матери – праведной Анны или зачатие Иоанна Предтечи в утробе праведной Елизаветы. Действительно, это – праздник. Человек еще не родился, но мы знаем, что он уже есть.

Существуют даже иконы праздников, связанных с зачатием. Конечно, на иконе мы видим не постельную сцену, а условное целомудренное изображение супружеской близости, Супруги, а это праведные Иоаким и Анна, родители Пресвятой Богородицы, стоят рядом друг с другом в движении, напоминающем целомудренное скромное лобзание. Все! Этого вполне достаточно, чтобы указать на телесное единство супругов в зачатии».

Зачатие детей как нравственное оправдание супружеского общения в принципе не входит в соборно принятые дисциплинарные вопросы церковной жизни вне зависимости от того, какое воззрение на этот вопрос имели церковные писатели разных времен. Исходя из вышеизложенного и отсутствия канона, налагающего прещение за то, что «супруги не ради зачатия детей сошлись», можно сделать вывод о том, что каноны оставляют решение интимных вопросов на суд супругов и дозволяют супругам-христианам иметь взаимное общение тогда, когда они захотят, вне зависимости от возможности зачатия.

Вопросы регламентированного воздержания от супружеского общения в установленные Церковью посты, периодичность и частота половых отношений, допустимые положения тел при сексуальном общении, интимная гигиена и прочее оставлены церковным законодательством на усмотрение супругов. Необходимо заметить, что косвенно каноны запрещают противоестественные половые отношения между супругами, например, анальный секс (Григорий Нисский, правило № 4).

Часто в качестве доказательства обратной точки зрения приводят выдержку из Апостольских постановлений, одного из древних сборников канонического права Церкви, важного памятника древнего церковного законодательства, в конечном итоге не вошедшего в церковное каноническое право ни Западной, ни Восточной Церквей: «Впрочем, когда у жен бывает естественное, мужья не должны сходиться с ними, заботясь о здоровье имеющих родиться; ибо это воспрещено Законом; «К жене, говорит он, в месячных находящейся, не приближайся». И с беременными женами не должны они иметь сообщения; ибо с ними сообщаются не для произведения детей, но для удовольствия, а боголюбец не должен быть сластолюбцем».

Но, во-первых, очевидно, что такой подход продиктован всегда бытовавшими в западной традиции взглядами, оправдывающими брачные отношения исключительно деторождением, во-вторых, заботой о здоровье (в части запрета схождения в месячные) и, в-третьих, возвещением нравственного идеала. Тут дело, аналогичное вопросу с богатством, с пресыщением и сластолюбием вообще (пищей, питьем, информацией, развлечениями и т. д.). Поскольку нарушителям этого постановления Апостольские постановления не предписывают никаких прещений, то это также может быть рассмотрено, как возвещение идеала и напоминание об опасностях превышения меры, а не жесткое безапелляционное правило. Подобным образом, например, Церковь призывает посещать все воскресные и праздничные службы без исключения, показывая человеку, к чему ему надлежит стремиться. Из контекста вполне можно заключить, что лозунг «не сходиться ради удовольствия, а исключительно только ради произведения детей» – это рекомендация, а не призыв к практическому построению жизни. Если дело в те времена (заметим, и во все последующие и предстоящие времена) дошло до необходимости письменной фиксации такого правила, то значит, на практике дело обстояло хуже; видимо, так же, как и в настоящее время. Мы видим, что и последующая практика церковного законодательства не приняла какого-нибудь ригористического подхода, оставив проповедь «секса только ради зачатия» для частных возвещений церковным проповедникам тем, кто «может вместить».

Пост и супружеские отношения.

Мы уже говорили, что никогда в каноническом праве Церковь не касалась этого сугубо интимного вопроса, оставляя его на решение супругов. Ни одно каноническое или авторитетное в каноническом отношении правило не приравнивает супружеский пост к телесному посту и не говорит о грехе в случае супружеских отношений в пост. Единственное исключение – супружеский пост перед причастием (5-е правило Тимофея Александрийского). Но и оно понималось всегда лишь как некоторая аскетическая рекомендация, не предполагающая за нарушение никаких прещений или наказаний. Некоторые древние христиане даже выступали против подобных рекомендаций. В подтверждение этого можно привести выдержки из уже приводимых «Апостольских постановлений», достаточно ригористичного по отношению к «сластолюбию» документу:

«Если же кто наблюдает и исполняет обряды иудейские относительно извержения семени, течения семени во сне, соитий законных, те пусть скажут нам, перестают ли они в те часы и дни, когда подвергаются чему-либо такому, молиться или касаться книг, или причащаться Евхаристии? Если скажут, что перестают, то явно, что они не имеют в себе Духа Святого… Ибо ни законное совокупление, ни роды, ни течение кровей, ни течение семени во сне не могут осквернить естество человека или отлучить от него Духа Святого, но одно нечестие и беззаконная деятельность».

Таким образом, составители Апостольских постановлений не считали основанием для непричащения, а следовательно, и ни в какой степени греховными «законные соития», ибо: «Равно и вы, мужья, люби́те жен своих, как члены свои, как общниц жизни и споспешниц к рождению детей… Люби́те их, говорим, как члены свои, как тела́ свои; ибо написано так: «Бог засвидетельствовал между тобою и между женою юности твоей, и она – общница твоя; не сотворил тебя одного, но в ней – остаток духа твоего; и храните дух ваш, и жены́ юности твоей не оставляй».

Итак, муж и жена, совокупляясь по законному браку и вставая с общего ложа, пусть молятся, ничего не наблюдая: они чисты, хотя бы и не омылись. Но кто растлит и осквернит чужую жену или осквернится с любодейцей, тот, встав от нее, хотя бы вылил на себя целое море или все реки, не может быть чистым».

Можно заметить, что подобной позиции придерживался и святитель Иоанн Златоуст в комментарии на слова апостола Павла: «Что это значит? Жена не должна, говорит, воздерживаться против воли мужа, и муж не должен воздерживаться против воли жены. Почему? Потому что от этого воздержания происходит великое зло; от этого часто бывали прелюбодеяния, блудодеяния и домашнее расстройство. Ибо если иные, имея своих жен, предаются прелюбодеянию, то тем более будут предаваться ему, если лишить их этого утешения. Хорошо сказал: не лишайте себя; ибо воздерживаться одному против воли другого значит лишать, а по воле – нет. Так, если ты возьмешь у меня что-нибудь с моего согласия, это не будет для меня лишением; лишает тот, кто берет против воли и насильно. Это делают многие жены, нарушая справедливость и тем подавая мужьям повод к распутству и всё приводя к расстройству. Всему до́лжно предпочитать единодушие; оно всего важнее. Если хочешь, докажем это опытом. Пусть из двух супругов жена воздерживается, тогда как муж не хочет этого. Что будет? Не станет ли он предаваться прелюбодеянию, или, если не станет прелюбодействовать, то не будет ли скорбеть, беспокоиться, раздражаться, гневаться и причинять жене множество неприятностей? Какая польза от поста и воздержания, когда нарушается любовь? Никакой. Сколько неизбежно произойдет отсюда огорчений, сколько хлопот, сколько раздоров! Если в доме муж и жена не согласны между собою, то их дом не лучше обуреваемого волнами корабля, на котором кормчий не согласен с правителем руля. Посему апостол и говорит: не лишайте себе друг друга, точию по согласию до времени, да пребывайте в посте и молитве. Здесь он разумеет молитву, совершаемую с особенным тщанием, ибо если бы совокупляющимся он запретил молиться, то как можно было бы исполнять заповедь о непрестанной молитве? Следовательно, можно и с женою совокупляться и молиться: но при воздержании молитва бывает совершеннее. Не просто сказать: да молитеся, но: да пребывайте в молитве, потому что брачное дело только отвлекает от этого, а не производит осквернения. И паки вкупе собирайтеся, да не искушает вас сатана. Дабы не подумали, что это – закон, присоединяет и причину. Какую? Да не искушает вас сатана. А дабы знали, что не диавол только бывает виновником прелюбодеяния, прибавляет: «невоздержанием вашим» (Беседа 19 на 1Kop.7:1-2).

Думается, что каноническую позицию Церкви можно выразить так: хорошо и полезно для души воздерживаться от супружеского общения во дни постов, но это не должно быть против воли одного из супругов. Насколько долго должно длиться это воздержание, решать не может никто, кроме собственной совести супругов. Единственное церковное ограничение – это рекомендация на воздержание от плотского общения супругов в ночь перед причастием.

Известное всем высказывание апостола Павла: Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим. (1Кор.7:3-5) — в греческом оригинале звучит несколько иначе, чем в русском переводе.

Во-первых, слова ««должное благорасположение» – это попытка не-перевода ныне и так общеизвестного выражения «супружеский долг». Буквально: «муж жене должное пусть отдает». По-латыни именно так это и звучит: «uxori (жене) vir (муж) debitum (должное) reddat (воздает)»».

Во-вторых, в словах «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве» слов «в посте» в древнейших рукописях нет. «Авторитетный современный текстолог-библеист Мецгер говорит, что это добавлено в аскетических целях (см. Metzger В. A textual commentary on the greek New Testament. Stuttgart, 1994, p. 488). «Прибавка «для поста» имеется только в очень малом количестве рукописей» (Толковая Библия. Т. 11, СПб., 1913, с. 48). Ни латинский, ни древнеармянский тексты Нового Завета этой вставки не знают».

В-третьих, слово «упражнение» в оригинале «shole» обозначает дословно «досуг», занятие в свободные часы, чтение. «Значит, отказ от половой близости для апостола Павла – это форма отдыха друг от друга. Отдых – молитва. Половая близость – долг».

В-четвертых, апостол Павел смягчил иудейские религиозные ограничения, налагаемые на супружескую жизнь. «Но последующая церковная практика еще более ужесточила иудейские ограничения».

В-пятых, предписание требника: «От жен воздержатися весь святый Великий пост. Аще ли падется с женою во святой пост, весь пост обезчествова» (Требник. Гл. 26) – «это поздняя и чисто русская вставка, сделанная митр. Петром (Могилой), получившим образование на западе, в третьем киевском издании Номоканона (Павлов А. Номоканон при Большом Требнике. Москва, 1897, с. 166–167)».

В-шестых, русские канонисты Средних веков колебались относительно этого вопроса. Так, новгородский епископ Нифонт (XII век) говорил: «Что вы у́чите воздерживаться от жен в говенье? Грех вам за это» (Вопрошения Кирика, 57 // Смирнов С. Древнерусский духовник. Исследование из истории церковного быта. М., 1914, с. 113–114). А митрополит Георгий был более строг: «В говение добро бы блюстися жены своея, но аще не может, то первую неделю и последнюю да соблюдется» (Написание митрополита Георгия русского и Феодоса // Материалы для истории древнерусской покаянной дисциплины. (Тексты и заметки) // Смирнов  С. Древнерусский духовник. Исследование из истории церковного быта. М., 1914, с. 40).

Совершенно неоправданна позиция тех, кто утверждает, будто супружеские отношения возможны лишь тогда, когда разрешены венчания в церковном календаре. По объяснению известного авторитетного канониста прошлого св. Симеона Солунского (†1429), запрет на венчания связан с тем, что из-за постов или наступающих праздничных служб не может совершиться брачное пиршество, а вовсе не с тем, что в эти дни запрещено супружеское общение. Можно подойти и от обратного. Если ввести запрет на супружеские отношения в пост, праздники и другие важные церковные даты, это приводит к тому, что таких дней оказывается в году немногим больше 100, что приводит к «механизации» супружеской жизни, подталкивает людей к изменам и создает проблемы, ведущие к разрушению брака.

Необходимо также остановиться на популярной в наше время точке зрения об ущербности детей, зачатых в пост. Это утверждение ни на чём не основано, кроме как на «бабьих баснях». По учению Церкви, дети не несут вины отцов. А все запугивания в корне противоречат самому духу евангельской свободы, советующей и рекомендующей, но не навязывающей.

Кстати, и в древнерусской Церкви ясно оспаривалось суеверное представление о том, что дети, зачатые в пост, станут проклятыми. Протодьякон Андрей Кураев приводит ответ епископа Нифонта, в котором он предлагает сжигать те книги, в которых говорится, что если ребенок будет зачат в пост или под праздник, то будет он либо вор, либо блудник, либо разбойник.

Таким образом, «при наличии ясных и мягких апостольских слов, при отсутствии древних канонических и святоотеческих запретов на супружеское общение в пост и при том, что в позднее Средневековье дискуссия по этому сюжету велась веками, вывод может быть лишь один: если супруги хотят воздерживаться, то это их подвиг (хотя иногда он может оказаться неразумным). Но если по желанию одного или тем более обоих супругов они в постное время «отдают друг другу должное», то это никак не может быть поводом для наложения на них епитимьи».

О контрацепции

Сторонники полного запрета неабортивных противозачаточных средств не могут привести правила, утвержденные авторитетом Вселенских соборов, и, как правило, приводят цитаты из Номоканона при Большом Требнике. «В данном случае мы имеем дело с «сектантским» подходом, когда какая-то фраза вырывается из контекста и должным образом не исследуется. /…/ Даже при беглом чтении этих норм мы увидим, что в них говорится именно об убийстве, а не о каких-либо барьерных средствах контрацепции! Хочу заметить, что для противников противозачаточных средств данная часть Номоканона является главным доказательством их правоты. Создается впечатление, что люди, которые таким образом упорно отстаивают свою точку зрения, просто не умеют и не хотят читать и анализировать. /…/ А. Павлов, написавший монографию по исследованию Номоканона, отмечает, что эти вопросы женщине в чинопоследовании исповеди составлены применительно к 69–74-й  статьям второй части Номоканона, т. е. последние являются определяющими, а вопросы из чинопоследования – производными. Обратившись к этим статьям, мы увидим, что в них говорится именно об убийстве, и нет ни единого намека на средства, которые могут служить барьером, препятствующим оплодотворению».

Также можно обнаружить точку зрения, по которой использование неабортивной контрацепции приравнивается ко греху Онана (Быт.38:8–10) и к онанизму. А. Гелясов поясняет, что грех Онана совсем не то, что принято называть онанизмом. По обычаям древних израильтян, если женатый мужчина умирал бездетным, то брат усопшего должен был жить с его вдовой и восстановить потомство покойного. При этом дети от такого брака считались родными детьми умершего. «Таким образом, грех Онана состоял в непослушании и нарушении правил левитарного брака, и никакого отношения к греху онанизма его действия не имеют. /…/ Приравнивание барьерной контрацепции к одному из этих грехов является достаточно неграмотной выдумкой, не имеющей под собой никаких оснований».

Барьерные противозачаточные средства известны с глубокой древности, но Церковь на протяжении всей своей истории не выносила осуждающих решений относительно их использования. Кроме того, во многих случаях сегодня контрацепция требуется по медицинским показаниям.

В заключение своей работы А. Гелясов предлагает читателю свой вывод: «Семейным парам не сто́ит бояться контрацепции, однако они должны понимать и четко осознавать, к чему может привести использование или неиспользование ими противозачаточных средств».

Использование неабортивных контрацептивов не может быть однозначно одобрено Церковью,(т.к. это все-таки недоверие и маловерие Богу), но при этом не может быть и однозначно осуждено. Представляется, что свободное решение этого вопроса необходимо оставить на решение самой супружеской паре.

Закончим наставлением святителя Свт. Иоанн Златоуста: «Две цели, для которых установлен брак: чтобы мы жили целомудренно и чтобы делались отцами; но главнейшая из этих двух целей — целомудрие…»

Составлено по материалам сайтов:

http://www.messia.ru/

http://www.wco.ru/biblio/

http://otechnik.narod.ru/

http://www.pravoslavie.ru/

 

Перейти к верхней панели